Тайны гаража особого назначения
Статьи - Гараж Особого Назначения

Все началось с того, что в начале 70-х годов в Подмосковье произошла страшная автокатастрофа: разбился микроавтобус «Юность» с делегацией МВД Болгарии во главе с самим министром. В связи с этим руководство МВД СССР решило принять срочные меры по переподготовке своих водителей. Для чего и пригласили Цыганкова. К тому времени Эрнест Сергеевич Цыганков (тогда – главный тренер сборной СССР по автоспорту) уже начинал разрабатывать свою методику безопасности, а тут появилась возможность воплотить ее на практике. В самом начале не обошлось, однако, без курьеза. Побывав в гараже МВД и посмотрев на своих будущих подопечных, Эрнест Сергеевич возьми да и предложи милицейскому начальству: «Давай устроим соревнования по фигурному вождению, кто быстрее доедет...

Тайны гаража особого назначения.

 

Эрнест Сергеевич ЦыганковИми делится с читателями газеты «Гудок» человек, отвечавший за безопасность первых руководителей нашего государства.

Все началось с того, что в начале 70-х годов в Подмосковье произошла страшная автокатастрофа: разбился микроавтобус «Юность» с делегацией МВД Болгарии во главе с самим министром. В связи с этим руководство МВД СССР решило принять срочные меры по переподготовке своих водителей. Для чего и пригласили Цыганкова. К тому времени Эрнест Сергеевич Цыганков (тогда – главный тренер сборной СССР по автоспорту) уже начинал разрабатывать свою методику безопасности, а тут появилась возможность воплотить ее на практике. В самом начале не обошлось, однако, без курьеза. Побывав в гараже МВД и посмотрев на своих будущих подопечных, Эрнест Сергеевич возьми да и предложи милицейскому начальству: «Давай устроим соревнования по фигурному вождению, кто быстрее доедет. Я с собой приведу трех своих учеников – детей в возрасте 9 – 11 лет. И они обставят ваших лучших водил». На что генерал только посмеялся: «Ты это скажи кому-нибудь другому!». Но Цыганков говорил неспроста. Дело в том, что по условиям соревнований перед посадкой в машину участники должны были ответить на несколько вопросов ГАИ. Мальчишки их знали назубок и потому ответили за 20 – 30 секунд. А у привыкших лететь на красный свет с мигалкой взрослых милиционеров на это ушло по 2 – 3 минуты. Дети, принесшие с собой подушки, чтобы подложить под себя и видеть дорогу, приехали первыми. Лучший из взрослых дядь – четвертым. Конфуз только подхлестнул новых учеников к усиленным тренировкам. (Несколько водителей из тех, что с таким позором проиграли детям, потом станут мастерами спорта международного класса.) Когда закончился 24-дневный курс подготовки, Цыганков сколотил команду МВД, которая выступила на чемпионате Москвы и заняла там первое место. А уже через год милицейские автогонщики – вчерашние «чайники» – становятся первыми на чемпионате СССР, обойдя знаменитых чемпионов – заслуженных мастеров спорта. Для всех специалистов это был шок. Так Цыганков стал тренером сборной СССР по авторалли и... Гаража Особого Назначения.

В то время считалось, что в ГОНе, обслуживавшем членов Политбюро, плохих водителей не держали. И это было действительно так. Тут собирали «сливки» водительского мира. Если машина стукалась пару-тройку раз – такого шофера тут же увольняли. А ситуации, когда водители не справлялись на дороге, возникали частенько. Ведь «членовозы» по инструкции безопасности должны передвигаться по дороге со скоростью не менее 120 км в час – чтобы предполагаемый снайпер не смог поразить цель. В то время в 9-м Управлении КГБ, курировавшем ГОН, не было своей системы подготовки: спецы лишь мотали бесконечные круги тривиальной «фигурки» на полигоне. И все же крупные аварии «членовозов», наподобие той, в которой погиб секретарь ЦК Компартии Белоруссии, были большой редкостью. Но и мелкие ДТП портили нервы руководству государства и, следовательно, Гаража Особого Назначения. Через руки Эрнеста Сергеевича прошли почти все водители брежневского Политбюро, которых вельможи подбирали себе по собственному характеру. Как сейчас, он видит перед собой интеллигентного и тихого мужчину, возившего Громыко. Водитель Устинова также был очень похож на своего «шефа» – такой же громогласный и большой любитель мотоциклов. Чему приходилось обучать «высокопоставленных» шоферов? Да всему тому, что теперь носит название «цыганковская школа»: технологии управления, геометрии маневренности и чувству автомобиля.
– В моем понимании профессионал – это тот, кто воспринимает свой автомобиль как собственное тело, – поясняет Эрнест Сергеевич. – Это чувство скорости, чувство габаритов, чувство потери устойчивости... Для выработки этой самой устойчивости весь полигон в зимнее время заливался водой. Ведь именно на льду, по мнению Цыганкова, легче спроецировать экстремальную ситуацию. Затем перед учениками ставились задачи. Например, задача водителя несущегося во весь дух многотонного «ЗИЛа» – не задеть утрамбованные снежные стены, выстроенные вдоль трассы, и научиться выруливать, когда заносит на поворотах. А вот во время выполнения «торможения в упор» автомобиль разгонялся и тормозил с тем расчетом, чтобы лишь слегка коснуться бампером стоявшего на пути машины тренера.

Другой высший пилотаж – кружение этой бронированной махины по льду вокруг Цыганкова, когда «передок» «ЗИЛа» – в полуметре от учителя, а «задок» чертит круги словно циркулем. Доводилось до автоматизма и поведение автомобиля в колонне, ведь на большой скорости «членовозы» должны идти друг от друга на расстоянии всего 2 метра и при малейшей оплошности успеть увернуться.

Наряду с подготовкой водителей лимузинов Эрнест Сергеевич занимался мотоциклистами, входящими в почетный эскорт сначала Брежнева, а затем и всех его преемников. В те годы было много аварий, когда мотоциклист эскорта на огромной скорости не успевал «вписаться» в поворот или вырулить на гололеде – и попадал под колеса следовавшей следом тяжелой машины сопровождения. Этот человек, как правило, погибал. После прохождения цыганковского курса работа в эскорте перестала считаться опасной. Ибо в какую аварию может попасть человек, который, к примеру, на скорости 150 км в час передним колесом своего мотоцикла может бесчисленное количество раз «погладить» «задок» несущегося на всех парах «ЗИЛа» или, стоя на санках, привязанных к автомобилю, сделать сальто вперед, приземлиться ногами в те же сани и – устоять?!– Многие почему-то думают, что почетный мотоциклетный эскорт – это типа украшения, – усмехается Эрнест Сергеевич. – Отнюдь не так. Это телохранители, великолепно подготовленные физически, каждый из которых в любую минуту готов кинуться под пулю. Настоящие профи! Когда я недавно был в Соединенных Штатах – специально караулил у ворот Белого дома почетный эскорт Клинтона, чтобы сравнить с нашим. Увидел. И, знаете, ни в какое сравнение. Янки сидят на мотоцикле эдак вальяжно, жвачку жуют...

На протяжении всех 80 – 90-х Эрнест Сергеевич не прерывал сотрудничества со спецслужбами. И горько ему осознавать, что многие подготовленные им высококлассные спецы из МВД и ФСБ ушли в банки и охранные структуры, где платят во много раз больше. Недавно Цыганкова пригласили для подготовки охраны одного солидного столичного банка. Снисходительно оглядев своих новоявленных учеников, Эрнест Сергеевич заявил: «Ну, кто из вас сдаст отчетный норматив по выруливанию, тому поставлю ящик шампанского». Каково же было его изумление, когда из 12 человек группы 11 выполнили норматив с первого раза! Да и денег нет, чтобы купить столько шампанского... Видя замешательство учителя, водилы успокаивают его неожиданным признанием: «Да вы не волнуйтесь, Эрнест Сергеевич, не нужно нам шампанское. Вы просто нас забыли. Мы ведь три года назад уже проходили у вас подготовку. Только тогда мы работали в спецслужбах...» А сейчас такую же подготовку может пройти каждый в Центре высшего водительского мастерства, теоретическая база которого находится в Академии физической культуры, а практическая – в поселке Восточном пригорода Балашихи.

Андрей ПОЛЫНСКИЙ.